18.02.2020 / 1055 / Мои статьи / Гость

Размышления у парадного….

22 июня ходила в Мариинский на выпускной ЛАХУ, тьфу, по привычке, теперь это Академия.

Сразу оговорюсь, что я не профессиональный критик, а совсем даже наоборот. Поэтому не называйте моё творение "критической статьёй", скорее это полемические заметки. В них я поделюсь своим восприятием и выражу предположения, субъективное мнение о причинах хорошего и не очень.

Начну с того, что сравню выпускные 2009-го года и эти, 2010. В этом году всё было намного лучше, интереснее.

Немного из воспоминаний: "Класс-концерт" впервые появился до того, как я поступила в ЛАХУ, году 1978-1979, его каноны и традиции неизменны. Начинается он с того, что рассказывается история открытия школы, про то, как Ландэ, с разрешения императорского двора открыл школу, в которую набрал 12 девочек и 12 мальчиков, для обучения театральному искусству. На сцене, в этот момент, появляются дети с танцмейстером и танцуют минуэт (бытовой танец того времени). Когда я впервые, мне было 10 лет, вышла в "Класс-концерте" роль танцмейстера (как-бы Ландэ) исполнял Вадим Десницкий. С тех пор прошло некоторое время, я закончила академию (и не однажды), служила в театре, вышла на пенсию и… Вадим Сергеевич, всё тот же, только возрастом более схожий с Лондэ выводит детей на сцену.

Первый акт
"Класс-концерт": откровенно скажу, что не очень понравился.
Главная причина: РУКИ. Потерялась школа, которой мы гордились, "по рукам": правильность форм, правильность позиций куда-то ушли. Нет, не совсем ушли, просто стали "как везде".
НОГИ- понятие 45* и 90* остались в далеком прошлом (откуда я сама родом). Впрочем, возможно я просто старая перечница и мне претит новая тенденция держать ноги около ушей (в то время когда я училась это называлось "драть ноги" и за это ругали). Удивило, что и мальчики и девочки держат их на одном уровне.
Конечно, после "середины", после адажио и гранд батманов я ждала Больших Прыжков.
То, что я увидела меня разочаровало: мужчины и женщины прыгают одинаково. Нет отличия мужского прыжка от женского. Мальчики очень "эластичны", "растянуты", не удивлюсь, что они свободно садятся на шпагат, но группа мышц отвечающая за Баллон…
Ну "не висят они в воздухе". Даже если прыгают с двух ног, на "заносски" у них сил не хватает. У мальчиков появились женские позиции в руках, да еще плохо скоординированные, не помогают в прыжке. Грустное зрелище: прыгает высоко, но "по женски", верх ног перерастянут. Если кто-то видел Бережного, так это совсем не похоже. Очередной раз проговорю, что это не претензия и не критика выпускников, я рассматриваю сугубо увиденное.
Девочки. Мне показалось что они просто плохо стоят на пальцах: нет перехода с полупальцев на пальцы и с пальцев на полупальцы, т.е. не владеют "пальцевой техникой". Ощущение: как на ходули вскочил, а дальше повезет или нет, устою или не устою.

II акт.

Взято па-дэ-дэ из "Спящей Красавицы" – не хочу обсуждать. Я не согласна с подобранным материалом. Считаю, что материал, для этих (исполнявших) детей подобран не верно.
Номер современной постановки. Ставил педагог модерна академии. Девушка весьма высокого роста, блондинка, в купальнике сиреневого цвета, босиком. Танцевала в свете световой пушки (не софита). Сильный свет совершенно "обесцветил" исполнительницу. Я бы это назвала так: "непонятно кто, на белом блине (света) что-то изображает". Я действительно не считаю себя ни знатоком ни любителем модерна. Мне этот номер не то, чтобы не понравился, я его не поняла.
После этого была "Сильфида". Тут я немного задержусь.
Разрешите напомнить либретто, не всё, сугубо ту часть, что относится к па-де-де:
Сцена четвертая.
Оставшись один, Джемс раз­мышляет о счастье быть помолвленным с Эффи, но посте­пенно воспоминания о Сильфиде завладевают им: «Кто она? Кто это обворожительное существо, которое всякую ночь вторгается в мой сон и чарует меня? Это мой добрый ангел или фея, хранящая мою судьбу? Однако хватит думать об этом!»
Внезапно, как бы порывом ветра, окно растворяется. Джемс оборачивается и видит застывшую в углу окна Силь­фиду. Она, поникшая и грустная, прячет в ладонях лицо. Джемс приглашает ее войти, и она соскальзывает вниз.
— Отчего ты грустна? — спрашивает юноша.
Она безмолвно отвечает ему взглядом, полным неж­ности.
— Доверь мне свою печаль,— настаивает он.
— Разве ты не догадываешься? Ты готовишься к помолвке с Эффи.
— Но почему это тебя беспокоит?
— Увы, тебе не дано понять моей любви.
— Неужели ты любишь меня? Иль просто смеешься над моей доверчивостью?
Милый, с того дня, когда я увидела тебя, моя судьба связана с тобой, я всегда подле тебя, зримая или нет. Этот очаг — мой приют. Днем я провожаю тебя в леса и горы, ночью стерегу дом от злых духов и храню сон твой, склонясь к изголовью. Ты видишь сны любви — они навеяны мной.
Джемс внемлет ей с волненьем. Сердце его тронуто любовью Сильфиды, а она — она ждет ответа.
— Долг запрещает мне любить тебя. Я поклялся Эффи и обязан быть верным ей.
Сильфида в отчаянии — ей остается смерть; она покидает Джемса, и он никогда больше ее не увидит. В смятении он призывает ее, напрасно стараясь скрыть непонятную тревогу. Несмотря на любовь к Эффи, образ Сильфиды повсюду с ним, и он не в силах изгнать его из сердца. Сильфида вновь обретает воздушность — она порхает вокруг Джемса, трепеща голубыми крылышками.
Джемс в растерянности, и Сильфида, чувствуя состояние юноши, старается увлечь его за собой.
— Чего ты хочешь?
— Идем, идем со мной!
— Покинуть Эффи? Нет, лучше смерть. Уходи! Ты —ты только пустая тень, пытающаяся обмануть мои чувства.
С этими словами он вырывается из объятий Сильфиды и с негодованием отталкивает ее. Она закутывается в плед, забытый Эффи. Обернувшись, Джемс находит Сильфиду подле ног своих, напоминающую ему суженую Эффи. Юноша в смятении. Он поднимает Сильфиду и, нежно обнимая, целует ее.


Послушайте, я люблю когда дети улыбаются, но улыбающаяся Сельфида…
Девочка, которая исполняла эту роль очень симпатичная, хорошая, с очаровательной улыбкой, в 32 зуба но… Это не её вина, что ей не рассказали либретто. Красивый костюм, нитки жемчуга на руке и шее добавляло ей очарование. Ей, девушке-исполнительнице, но не Сельфиде-персонажу.
Юноша, танцевавший Джеймся поразил гримом. Ярко-синие глаза, яркая помада на губах, не смотря (а может благодаря) на отсутствие жемчуга получился "милашка". Соседка не сдержалась: "две Сильфиды на сцене".
Из "по сути" – у мальчика не хватило мелкой техники, в ногах. Причины не знаю, чего именно: сил или выучки. Но "заносок" я не увидела. Хотя, порхал.
Радует и вселяет надежду, что это дети, у которых всё впереди. Они в самом начале профессии, делают первые шаги на профессиональной сцене. К ним еще придут опыт, понимание и знание.

Четвертый номер второго акта. Па-де-де из балета "Эсмеральда".
Очень темпераментно, с изюминкой. Чувствовалось понимание материала.
Я имею ввиду, что дети знали и понимали что, в каком времени, в каких персонажей они перевоплощаются. Роль Поэта – очень хорошо танцевал юноша. Хороший баллон, с мягким прыжком с хорошей мужской манерой партнера.
Исполнительнице роли Эсмеральды немного не хватило устойчивости "не хватило силы спины", чтобы держать себя на пальцах. Впрочем, это не испортило общего впечатления от самого номера. Исполнение номера в лучших традициях русской школы.
Пятый номер.
Современный, на библейскую тему "Юдифь и Олоферн". Ставил выпускник V курса балетмейстерского отделения (лично не знакома). Говорить стану об исполнителях, однако признаюсь, что работа балетмейстера мне понравилась.
Исполнители справились с очень сложными поддержками, сделали их легко, донесли драматизм персонажей до зрителя. Удовольствие было смотреть на интересные связующие элементы, которые при этом были не только очень сложными по исполнению, но исполнялись легко, без "напряжений".
Шестой номер
. "Пламя Парижа" (кто бы мог подумать: па-де-де)
Женская партия – Мина Кабаяси (Япония). Не знаю, является ли это чертой японского характера или принадлежит сугубо балерине, но увидеть усталость…
После выполненной сложнейшей, техничной вариации не сбилось дыхание – во всяком случае, зрителю этого было незаметно. Казалось, что диагональ на пальцах, она может делать бесконечно: сутки, двое, трое...
В этом и есть эстетика балета: при исполнении сложных, техничных элементов изобразить лёгкость, воздушность, непринужденность. Фуэте вертела тройными пируэтами, с такой же лёгкостью и непринужденностью.
Партнер, на её фоне, был слабоват (в техничном плане). Мина затмевала.

После окончания акта вспомнила, как нам рассказывали Людмила Ковалёва (и сегодня преподает классику) и Нина Сахновская :

Для них премьерное участие в балете "Дон-Кихот", они вместе, в роли подруг. Начинается сцена с их участием и тут Ковалева, от переживаний и напряжения падает в обморок. Сахновская одна работает "двойку", одна за двоих. Спектакль заканчивается, время поклонов и тут силы покидают Сахновскую. Но, Ковалева уже оклемалась, а так-как Сахновская лежит в обмороке (выложилась на сцене), Ковалева выходит на поклон и получает заслуженные овации.
Эти прекрасные балерины и педагоги с таким юмором рассказывали нам этот "случай из жизни"… да, но вспомнилось это благодаря их резюме этой истории: " не важно как начали, важно как закончили". Вот так же и II отделение – закончили великолепно и под заслуженные овации зала.

Третий акт. "Сюита из балета Гаянэ"

Предполагаю, что по замыслу, этот акт должен был "сразить зрителя наповал". Но эффекта не получилось. И, думаю, что дело не только и не столько в исполнителях.

Первое что отметила для себя: понятно для чего детям нужен такой предмет, как "характерный танец".

В этом номере всё предполагается "в характере". Но "характер" у исполнителей оказался не очень. Исполнитель хромает - Зритель страдает. Объяснюсь:
Исполнители не хромали ни в прямом, ни в переносном смысле. Хромым оказалось проявление, выражение этого, предполагаемого, характера.
Исполнители (мне показалось) не знали что они танцуют, кого танцуют, для чего танцуют и какой характер им проявлять.
Танец с саблями.
Дело даже не в том, кто исполняет: артист или учащийся хореографической школы.
Исполнители по антуражу не соответствовали роли. По замыслу Автора этот танец мужчин - закаленных воинов, а не допризывников, косящих от военкомата.
Сказанное мною в "первой части" про руки… частично обязано и третьему акту. Нет, мечи не выглядели совсем уж гламурненько, но и не оружием в руках воина.
Экспрессию музыки и ритма исполнители пытались усилить закидыванием головы и рук.
Танец с саблями произвел на меня очень жалостливое зрелище. Многие критики определяли этот номер как яркий, динамичный, эмоционально сильный, который является апофеозом сюиты – они просто не видели ЭТОГО исполнения.
Девочки танцевали. Вроде бы всё правильно, но без изюминки. Того ЭФФЕКТА, который, обычно, остается после просмотра этого номера не было.

Из "личных воспоминаний": была, с труппой, на гастролях в Нижневартовске. Дело было в феврале. Выступали мы там по причине того, что открывался новый театр и богатые нефтяники пригласили бедных артистов из бывшей столицы. Большой, красивый, стены и пол с подогревом. На улице -37*. Гостиницу, в которой нас посеили, открыли (правильнее сказать "сколотили" "Летняя база отдыха на реке Обь") лет за 40 до нашего приезда. Включать отопление, не знаю планировали или нет, но его небыло. Температура "в нумерах" не сильно отличалась от той, что снаружи здания.

Я могу совершенно ответственно заявить, что уж кто-кто, а я жила на сцене! (два дня, пол с подогревом, стены тёплые, сквозняков нет, там и ночевали: взяли из "гостиницы" подушки и одеяло, договорились, чтобы пол не отключали, все 60 человек артистов, как одна семья: Рай!).

Уверена, что многие из тех кого я видела в этом спектакле проживут долгую и счастливую жизнь на сцене. Для этого у них, мне показалось, есть желание и возможности

Комментарии (0):
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]